Леонид Лебедев

Ученик британской школы (закончил в «Алгоритме» 9 класс российской школы онлайн, очно учился во Франции)

Каково это: учиться во Франции и в России одновременно? Как при этом успевать играть на четырех музыкальных инструментах и самому сочинять музыку? Мы узнали ответы у нашего ученика Леонида Лебедева! В интервью Леонид рассказал, чем отличаются французская и российская программы, как относятся к школьникам французские учителя и как старшекласснику строить свой учебный день.

.

Бонус: Леонид знает, какая суперспособность изменит мир 😉

В 9 классе я учился в «Алгоритме» онлайн, а очно — во французской школе в Лионе. Во Францию я попал по предложению друга семьи: тот посоветовал попробовать учебу за границей.

Во Франции я проучился год.

Российскую и французскую (интернациональную) программу совмещать оказалось не так сложно, потому что российская школа предложила гибкое расписание уроков. Приятно осознавать, что «Алгоритм» понимает нагрузку учеников и старается подстроиться под наше расписание.

Мое французское обучение практически не отличалось от российского. Единственное отличие, которое я отметил, — смежные уроки (1,5 часа). За полтора часа голова успевала переварить достаточно большой процент информации, чтобы использовать его на практике, что меня сразу привлекло. Хотя поначалу было нелегко.

Чтобы все успевать, нужно расставлять приоритеты. Вначале я всегда делаю то, что одновременно хочется и нужно делать. Потом то, что нужно, а потом уже то, что просто хочется 🙂

Как увеличить свою продуктивность? Нужно осознать, что все, что ты изучаешь, потом может пригодиться в жизни. И сразу хочется делать больше. Когда понимаешь, что тебе это нужно, сам садишься и делаешь. Все идет от нашей «коробки передач».

Во Франции я учился на английском. На французском преподавали лишь физическую культуру, информатику и, естественно, сам французский.

В моей французской школе атмосфера в классе всегда была накалена. Класс, в котором я учился, был интернациональным, а приезжих там не так любят (французы — те еще националисты). Давние ученики могли позволить себе шутки, которые иногда переходили грань между юмором и оскорблением. Я редко позволял высказываться о себе в такой форме (я пользовался каким-никаким авторитетом — хоть в чем-то выдуманные стереотипы о русских мне помогли!). Бывало, ученики становились жертвами нарочной черной шутки или неприятной фразы. В общем, найти единомышленников и друзей во Франции мне было сложно. Однако главную роль в общении играли интересы, поведение и разные уровни языка.

Отношения учителя с учеником во Франции могут быть разными. Я воспринимал своих учителей как друзей, потому что они показали, что им можно доверять. Я мог обсудить с ними религию, музыку, мою родину, их путешествия — и все без какой-либо преграды. Это делало мое пребывание в школе намного спокойнее. В России я чувствовал какую-то недосказанность, неудобство — возможно, из-за недопонимания. Парадокс: с людьми, которые меня обучали на родном языке, мне было сложнее поддержать диалог, а в чужой стране я приобрел приятных собеседников!

На мой взгляд, российская и французская программы несут в себе разный посыл: программа французской школы помогает логически думать, фокусироваться на разных вещах одновременно, развивает свободу мышления. Российская программа помогает расширить знания в разных науках, развивает умение четко мыслить и точно высказывать свою точку зрения. Естественно, в обеих программах посыл программы должен сопровождаться качественной подачей учителя.

Не могу сказать, что у меня один любимый предмет. Во Франции меня начали привлекать науки, которые я никак не мог понять в России. Там я посмотрел на них с другого ракурса. 

Три предмета, которые влюбили меня в себя во Франции:

  • математика — она учит мыслить логически, смотреть на вещь с разных сторон, искать разные интерпретации;
  • история — предмет построен так, что ты начинаешь разбираться лучше не только в исторических процессах, но и в современной политике, в последствиях событий и действиях лидеров разных стран;
  • драма — отдельный предмет, который в российских школах, к сожалению, не преподают. Кроме истории драматургии и сцены, на уроках ведутся дискуссии о морали и этике — сегодня это редкость.

Эти предметы мне были особенно важны: благодаря им я смог думать и чувствовать шире. Также благодаря их изучению за границей я упростил свой быт, наладил общение с людьми и раскрыл себя с новых сторон.

Мое расписание во Франции было совершенно обыкновенным. Я вставал в 6:50, в школу приходил к 8:30. Самые поздние уроки заканчивались в 17:30, идти до дома мне, к счастью, было всего 15 минут. Иногда заходил в магазин, чтобы наградить себя чем-то вкусным после тяжелого дня: нагрузка на мозг в школе была большой.

Российская и французская программы несут в себе разный посыл: французская помогает логически думать, фокусироваться на разных вещах одновременно, развивает свободу мышления. А российская помогает расширить знания в разных науках, развивает умение четко мыслить и точно высказывать свою точку зрения.

За российскую программу я принимался через пару часов после возвращения из французской школы. Бывало, оставлял какие-то предметы на выходные (порой хотелось сделать перерыв в исследовании Лиона и не выбираться на улицу). На французской программе у меня не бывало больших домашних заданий, поэтому иногда я погружался в российскую школу с головой на весь вечер.

Онлайн-занятия научили меня самоорганизации, умению рационально распределять время, логично рассуждать, видеть ситуацию с разных сторон. Не знаю, как это объяснить, но я почувствовал внутри себя больше возможностей. Теперь я могу разложить все по полочкам, понять, осознать, прочувствовать. Мыслить иначе.

В «Алгоритме» я даже брал дополнительные задания, и очень этим доволен. Раньше я не знал, что можно назначать себе больше уроков. Спросил у своего куратора: «Сколько у меня осталось?» Она ответила: «Много, мы можем поставить дополнительную практику ОГЭ».

В «Алгоритме» мне очень повезло с понимающими преподавателями и ответственным куратором. Я бы хотел поблагодарить:

  • учителя русского языка Лескину Ирину Николаевну — за ее прямолинейность, умение точно указать на ошибки и найти ответ на любой вопрос в ее сфере деятельности;
  • учителя математики Казанцеву Викторию Юрьевну — за ее открытость и поддержку в рамках разбора тем и решения сложных задач;
  • куратора Марию Попову — за прекрасное формирование моего расписания, да и меня самого 🙂

Наверное, сверхспособность, которой я хотел бы обладать, — осознание времени. Ученые ломают головы, потому что не могут найти истинную материю или иную форму времени. Время не ограничивается циферблатом и стрелками, а имеет более массивную или гибкую форму. Когда мы поймем, что такое время, жизнь сразу же перевернется — скорее всего, к лучшему.

Я могу назвать себя и исследователем искусства, и его исполнителем. Я уважаю все творческие сферы, но особую любовь испытываю к музыке. Именно она сопровождает меня с ранних лет. Мне повезло увлечься этим и найти свое «я». Я владею четырьмя инструментами на достойном прослушивания уровне: играю на фортепиано, ударной установке, ксилофоне и гитаре. Композиторское дело не обошло меня стороной. Я начал сочинять музыку в 2018 и с каждым годом стараюсь расти над собой и развиваться, не стоять на месте.

Мои планы на будущее еще строятся. Понимаю, что во мне живет искусство, и целюсь больше в это течение. В сегодняшней России, к сожалению, искусство не считается работой и воспринимается как хобби. А вот в Европе среда искусства развивается. Поэтому я думаю о получении высшего образования в Европе, и для этого перешел в «Алгоритме» в британскую школу. Пока я просто кайфую из-за того, что идет прогресс, и вижу, как от точки А приближаюсь к точке Б. 

Школе «Алгоритм» я желаю только большего и большего развития! А также хорошего учебного года (и всех последующих учебных лет) ученикам и учителям.